Тезисы докладов международной молодежной научно-практической конференции «русская речемыслительная культура: проблемы эффективности коммуникации»



страница1/16
Дата17.04.2021
Размер0,66 Mb.
ТипТезисы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Тезисы докладов

МЕЖДУНАРОДНОЙ МОЛОДЕЖНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «РУССКАЯ РЕЧЕМЫСЛИТЕЛЬНАЯ КУЛЬТУРА: ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОММУНИКАЦИИ»
Очное участие
СТРАТЕГИИ КОММУНИКАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ КНИГОТВОРЧЕСТВЕ

Южно-Уральский государственный университет (НИИ)

Бородина Ольга Александровна (студент 4 курса), e-mail: lyole4ka1994@mail.ru

В XXI веке, эпохе коммуникации, происходит изменение мышления людей, переход от текстуальных форм взаимодействия индивидуального сознания и мира к качественно новым визуальным типам восприятия. Наблюдается трансформация традиционных форм искусства, актуальными становятся такие, которые увеличивают степень взаимодействия участников творческого диалога. В связи с этим ключевыми коммуникативными стратегиями в искусстве становятся игра и интерактивность. Приемы эффективной коммуникации в условиях медиареальности XXI века мы рассматриваем на примере отношений современного автора и читателя, между которыми постепенно стираются все границы, образуется диалог, ситуация сотворчества.

Новая специфическая форма коммуникации автора и читателя — литературный проект, являющийся творческим экспериментом одного или нескольких участников, нацеленных на поиск новых форм самореализации, достижение литературного успеха, иногда на извлечение коммерческой выгоды. Литературный проект часто становится формой пиара, в которой используются различные способы привлечения внимания аудитории к книге, личности автора, литературе в целом. Литературный проект — это не обычное заигрывание с аудиторией, а попытка сократить дистанцию в коммуникации автора и читателя.

Репрезентативным образцом литературного проекта можно назвать «Книгу совпадений» Александра Татарского. В ее создании приняли участие несколько человек: собственно автор текста, мультипликатор, художник А.Татарский, художник, иллюстратор книги Г. Мурышкин, А. Татарская, Ю. Норштейн, издательство «CheBuk». Особую роль в книге играют изображения, выполненные в примитивистской манере. Иллюстрации декорируют текстовое содержимое книги, вместе с тем являясь одним из способов коммуникации автора и читателя. Еще одним средством поддержания диалога является аудиоприложение – CD-диск с записью речи автора. Нестандартный альбомный формат «Книги совпадений» используется как средство привлечения внимания потенциального читателя.

Книга «Рассказы. Картинки. Сочинения» также имеет нестандартный квадратный формат и является еще одним примером литературного проекта, над созданием которого совместно с издательством «Зебра-Е» работал автор текста и иллюстратор, художник Владимир Буркин. Он пишет и рисует для «новых детей» современного мира в уникальной стилевой манере, используя приемы гротесковой деформации. В. Буркину свойственны ирония, резкий, беспощадный юмор, о чем свидетельствуют и рисунки, и тексты его произведений. «Рассказы. Картинки. Сочинения» — прежде всего книга художника, однако текст так же, как и картинки, несет большую смысловую нагрузку.

В литературном проекте «Живопись и графика» Владимира Камаева, известного в Интернете под ником Соамо, картины и рисунки занимают практически все пространство. В книге представлен результат коммуникации автора и аудитории: разделы «Живописи и графики» начинаются с отзывов коллег, друзей, ценителей творчества В. Камаева.

«Книга зайцев (Книгазай)» Виктора Махараджа выполнена в рисованной манере в соответствии с абсурдистской иронической традицией русской литературы. Простота текста и рисунков, комиксов рождает простоту смыслового восприятия читателя, а значит позволяет расширить читательскую аудиторию.

Таким образом, литературный проект — это своеобразная форма творчества, обладающая синтетической природой, которая обусловлена взаимодействием разных компонентов. Это в свою очередь связано с поиском новых вариантов диалога с аудиторией, способов PR и рекламы, самопрезентации. Многие современные авторы в качестве новой формы диалога выбирают визуальную коммуникацию, делают акцент на иллюстрациях, которые вместе с текстом формируют единое смысловое пространство и являются средством создания коммуникационных потоков «автор и читатель», «читатель и книга».

ЯЗЫКОВОЙ ОБРАЗ ГОСУДАРСТВА

В РУССКОЙ РЕЧЕМЫСЛИТЕЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ

В СОПОСТАВЛЕНИИ ЕГО С ЯЗЫКОВЫМ ОБРАЗОМ В ДРУГИХ КУЛЬТУРАХ

Сыктывкарский государственный университет им. Питирима Сорокина

Военушкина Екатерина Алексеевна, 2 курс, voenushkina.kat@yandex.ru
Каждый язык отражает национально-специфический способ восприятия действительности, а также мыслительную деятельность носителей культуры. Отличие в культурах отражается в языке и ментальности человека. Это важно учитывать для эффективности коммуникации между представителями разных национальных культур.

Слово «государство» в русском языке появилось в XVI-нач. XVII в. По происхождению оно связано со словом «господарство», внутренняя форма которого была отражала почтительную форму обращения, по аналогии с формами «владычество», «господство», «святительство». В свою очередь слово «господарство» является производной от слова «господарь / государь», обозначавшее ‘хозяин, владелец’. По замечанию В.В. Колесова, «господарь /государь» было связано со словом «господь», являвшимся и синкретично-собирательным обозначением Бога. Следовательно, можно предположить, что языковой образ государства изначально имел сокровенный характер, раскрывающий ментальность русского мышления: русский человек наделял государя, т.е. правителя богоизбранным титулом; тем самым, государь на Руси считался практически наместником Бога. Господарь /государь в русском языке и культуре – это верховный правитель. Этимологически слово «господарь» восходит к индоевропейским корням *gost (гость) и *potis (могущий). Слово «гость» в древнерусском языке имело в своем значении сему ‘чужой, сверхъестественный, пришедший со другой стороны мира’. Это позволяет предположить, что слово «господарь /государь» могло обозначать сверхъестественное существо, имеющее могущество, т.е. Бога. Это подтверждает мысль о представлении в сознании русских людей божественной миссии верховного правителя. Тогда, как следствие, в буквальном смысле государство в русском языке и культуре – это «правление господа».

В языках и культурах других народов языковой образ государства основывается на других признаках. Они нашли отражение во внутренней форме слов, обозначающих «территорию страны и форму территориального правления».

В украинском, белорусском, болгарском, македонском, словенском и чешском языках это понятие обозначается словом с корнем –держ-: укр. «держава», белорус. «дзяржава», болг. «държава», македон. «држава», словен. «drzava», чеш. «drzava». Это слово имеет греческое происхождение, оно является калькой с греческого (κράτξϊύ «держать»). Тем самым, языковой образ в этих культурах связывается с понятием «держать, удерживать под своим контролем».

В польском языке это понятие обозначается словом «państwo», которое, в свою очередь калькирует лат. dominium ‘владение’. Значит в польском языке образ государства связывается с понятием «иметь в своем распоряжении, владеть».

В германских, скандинавских и романских языках языковой образ связывается с понятием «положение, статус, установленный порядок». Оно восходит к латинскому слову «status» (англ. state, исл. ástand, дат. и норв. stat, швед. tillstand, исп. estado, итал. stato).

ОБРАЗ СОВРЕМЕННОГО ПИСАТЕЛЯ В РАМКАХ МЕДИЙНОГО ДИСКУРСА

(ЗАХАР ПРИЛЕПИН)

Южно-Уральский государственный университет

Гладкова Алена Сергеевна, e-mail: al12-02@yandex.ru


Современный мир живет и развивается в информационном, медийном пространстве. Культура масс-медиа проникает во многие сферы общественной жизни - политику, экономику, культуру и т.д. Она диктует определенные правила и законы, которые, в первую очередь, касаются процесса коммуникации публичных личностей. Медийного человека нельзя представить без планирования речевого имиджа, стратегий речевого воздействия и контроля за эффективностью коммуникации.

Прежде всего речемыслительная культура проявляется в сфере литературы, которая сама оказывает влияние на сознание человека, но также попадает под влияние медийного дискурса. Писатели и поэты XXI века создают определенный речевой имидж - систему типичных речевых реакций и способов порождения связного текста, способствующих либо препятствующих достижению позитивных целей общения. Мы решили рассмотреть образ современного писателя на примере одной из ключевых и необычных фигур новой литературы - новгородского писателя Захара Прилепина.

Остро реагирующий на окружающую действительность писатель точно улавливает настроения общества, просто и красочно обрисовывая волнующие его проблемы. З. Прилепин пишет много и броско о социально-значимых вещах: о чеченской войне как «о самом сильном жизненном опыте» автора (роман «Патологии», 2005), о русских революционерах, пытающихся построить новое государство (роман «Санькя», 2006) и психологический детектив о рядовом журналисте («Черная обезьяна», 2011). Эти же темы становятся основой публичных выступлений З. Прилепин.



Прилепин создает впечатление прямолинейного и уверенного в своей гражданской позиции человека, что следует из его политических и социальных взглядов: с 1996 года писатель является членом Национал-большевистской партии, активно участвует в организации политических движений, примыкает к оппозиционерам. Он ведет авторские программы на независимых каналах («Прилепин» на «Дожде»), его приглашают на различные дебаты и дискуссии в прямой эфир. Поэтому в его высказываниях заметно проявление свободы слова («Какой к чертям сюжет!», программа «Книжная ярмарка» газеты «Комсомольская правда»), категоричности («Я абсолютный левак», там же; «Если были бы в России примеры высокой жанровой литературы… правда, наверняка, среди ваших зрителей и читателей есть поклонники Акунина… но в России этого нет», там же; «А если всерьез, то у меня есть претензии к нынешней модели управления государством […] Мне нужны разные площадки для того, чтобы высказывать не только свои художественные взгляды, но и гражданские», программа «За обедом», Москва 24) а также патриотизма («- Есть ли в России националисты? - До тех пор, пока в России есть праведники, люди, ощущающие родство с землей, Россия и русские националисты будут существовать», программа «Русский взгляд», 3 канал). Нередко З. Прилепин выдает свою точку зрения за должное («Ну кто щас читает Вербицкую? Никто не читает Вербицкую. А вот про Бунина– знают, что был такой человек, и про Горького знают. Была Оксана Робски – оглушительные тиражи, звезда – и где сейчас Оксана Робски? Нет Оксаны Робски. Оксана Робски, где вы?», «Книжная ярмарка»).

З. Прилепин абсолютно спокойно называет вещи своими именами и стоит на своем, что выдает в нем человека открытого и готового идти на контакт с публикой. Очень часто в его речи присутствуют крылатые выражения и просторечная, разговорная лексика, сближающая писателя с аудиторией («Я около года безвылазно просидел в своей деревне – не знаю, заметили ли это мои недоброжелатели, которые часто говорят «Включишь утюг – и там Прилепин!», «Книжная ярмарка»; «Когда я пишу Чечню, я не могу влюбиться в своих товарищей, потому что они убивают людей, невинных людей, хотя я их обожаю, как свою братву, я с ними жил рядом, да я с ними… пил водку, не знаю там…», «Книжная ярмарка»).

Однако Захар Прилепин в первую очередь писатель и филолог по образованию, потому язык его рассуждений богат образами, различными окказионализмами и метафорами, так называемой «высокой» лексикой. Это создает образ Прилепина-интеллектуала и интеллигента. («- Что нового вы привнесли в литературу? – Я был витком в критическом реализме с радикальной социальностью – в этом смысле, я был одним из первых, я задал тональность», программа «За обедом», Москва 24); «Таких нежнейших песен, как Мариенгофу, Есенин не писал никому…», «Речь о Есенине»).

Именно из этих двух контрастных сторон – художественно-образной и разговорно-прямолинейной – и складывается неоднозначный речевой имидж Захара Прилепина. («Есть одна история про писателя Лилина, он пишет просто восхитительную клюкву […] Там просто ну кошмар-кошмарыч!»; «Русский писатель отвечает за базар, это носитель тривиальных истин, который говорит о таких вещах, о которых в современной России говорить просто моветон», «За обедом», Москва 24). З. Прилепин не использует явных приемов речевой манипуляции, во время выступлений ведет себя сдержанно и спокойно, но ему важно донести свои мысли до разных слоев населения, и стилевой контраст, смешанные синтаксические конструкции, иронические замечания в речи помогают писателю воздействовать на аудиторию.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что медийная культура полностью не поглотила русского современного литератора – он был, есть и остается, прежде всего, художником слова. Однако именно образное мышление и превалирование писательских навыков и умений в речи авторов создают яркий речевой имидж, помогающий достигать тех или иных целей.

МЕТАФОРИЧЕСКИЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ СТАРОСТИ

В РУССКОМ И КИТАЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Томский государственный университет

Гэ Цзяхунь, группа 1321, e-mail: uknowgjh199395@gmail.com
Языковая картина мира (ЯКМ) несёт в себе изображение мира при помощи языковых средств, которое и создаёт наглядное представление о предметах и явлениях окружающей действительности. Одним из средств изучения языковой картины мира является исследование метафоры. Цель исследования – сопоставить образ пожилого человека в метафорах русского и китайского языков, рассмотреть фрагмент русской и китайской ЯКМ, связанной с представлениями о пожилом человеке.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©www.psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница